Мария Андреева, Анна Шилова

Доподлинно неизвестно, кто именно противопоставил мир материальный и ментальный, душу и тело, бытие и сознание. Философские лагеря материалистов и идеалистов сломали немало копий в споре о том, что первично – материя или образ. Но этот выбор «иметь или быть», «быть или казаться», «к умным или к красивым» преследует нас по сей день. Мы уже готовы согласиться, что быть можно дельным человеком и думать о красе ногтей, но нам по-прежнему сложно представить, что можно стать более дельным, думая об этой красе. По-прежнему, забота о внешней презентабельности остаются в одной части жизни, а размышления о смысле жизни – в другой.

Нам думается, что у этого есть, по крайней мере, две причины. С одной стороны, эти миры, - ментальный и материальный, - действительно живут по разным законам, а с другой – человеческий мозг ленив, ему удобна двухмерная парадигма «или-или», и без лишней необходимости он не станет заниматься сложной работой интеграции. Но, похоже, необходимость появилась.

Сначала эта необходимость появилась у нас, авторов этой статьи.

Для начала представимся: мы – это психолог Мария Андреева и стилист Анна Шилова. Уже по названиям наших профессий ясно, что мы как раз и являемся представителями этих разных миров, причем в самом крайнем проявлении. Год назад мы встретились, чтобы начать тесное и плодотворное сотрудничество. К тому моменту стало совершенно очевидно, как много теряют наши клиенты в этом разделении: богатый внутренний мир – отдельно, роскошный внешний образ – отдельно.

Удивительно, но факт: ресурс саморазвития, который открывает работа с собственным внешним образом, используется ничтожно мало, либо не используется вовсе. Все потому, что подбор одежды, прически и аксессуаров никем не рассматривается как возможность для личностного роста. Как вариант развлечения и некоего статусного времяпрепровождения — пожалуйста. Как способ быстро и качественно составить универсальный гардероб, подходящий для работы или свободного времени — сколько угодно. А как занятие, способствующее не только внешнему, но и внутреннему совершенствованию — крайне редко, в таком контексте о стиле не говорят и не пишут. А мы напишем.

Одним из поводов к этой статье послужил бросающийся в глаза рост популярности стилистических работ в жанре «До и После» — когда Гадкий Утенок под чутким руководством Волшебных Фей превращается в Прекрасного Лебедя. Этот сюжет используется повсеместно, как результат и доказательство профессиональной компетентности стилистов. И если относиться к профессии стилиста как к работе феи, то это справедливо. Но тогда масса людей, не относящих себя к Золушкам и Утятам, не очень понимают – а им это зачем?

Мы к «До и После» относимся довольно прохладно. Причем смущает не уровень демонстрируемой работы, — он как раз от года к году становится все более достойным, – а сама идея противопоставления человека ему самому «До» его встречи со стилистом и «После». Нам это кажется нечестным и неуважительным по отношению к клиентам, поскольку служит скорее целям самореализации стилистов, нежели задачам их клиентов.

Нам кажется, что профессионализм стилиста или имиджмейкера состоит не в том, чтобы изменить человека до неузнаваемости, а в том, чтобы помочь ему выразить свою индивидуальность, причем на языке, уместном в контексте его жизни. И поверьте, далеко

не всегда для этого нужно разрушать старый мир до основания. Как известно, дьявол (а в нашем случае – стиль) скрывается в деталях. Очень часто действительно эффектным новый образ делает проработка нюансов, которые непрофессионалу кажутся неважными. Например, абсолютное большинство клиентов, обращающиеся к Анне, тщательно выбирали цветовую гамму своей одежды, а на фактуру и пластичность ткани вообще никогда не обращали внимания. А разница производимого впечатления может быть колоссальной: платье из шелка или из хлопка — две абсолютно разные сказки! Только вот незадача — разительного контраста, необходимого для «До и После» такая тонкая работа не даст.

Но больше всего в жанре «До и После» нас смущает вот какой момент. Демонстрация «смотрите, как здорово мы человека переодели» подразумевает исключенность самого клиента из процесса и результата работы. Здесь под включенностью в работу мы понимаем не споры о том, какую юбку лучше носить, а его понимание того, кто он – тот, кто будет носить все эти вещи, и что ему нужно в этой жизни. Другое дело, что ответить на эти вопросы без помощи коуча или психолога совсем не так просто, как кажется на первый взгляд. Потому-то и возникает соблазн переложить это бремя на чужие плечи — не анализируя и не понимая своего внутреннего «Я» попросить профессионала «сделать красиво». Казалось бы, все довольны – клиент отдыхает, пока стилист работает, а стилист получает простор для творчества, поскольку «сделать красиво» есть миллион способов.

А профессиональное тщеславие нередко просит (а иногда даже требует) самовыражения: так и хочется «снабдить» клиента чем-нибудь таким, отчего у всех встречных будет дух захватывать. Вроде объемных брошей в виде цветков, колгот с рисунком, пиджаков со сложносочиненными плечами или другой амуниции, привычной для Кэрри Брэдшоу. Особенно если такие смелые эксперименты «разрешает» типаж внешности. Приведем самый элементарный пример: яркую девушку-брюнетку сам бог велел наряжать в яркие краски. Если бы не одно, а, точнее несколько «но». Если она работает там, где одеваться ярко не принято. Или если она снаружи — броская, а внутри — спокойная и мягкая. А бывает наоборот – за мягким интерфейсом нежной блондинки скрывается железная воля и хватка.

Так что, идя по этому, простому, на первый взгляд, пути, - передоверить свой образ профессионалу, - легко не срезать путь, а заблудиться в чаще. По одной простой причине: каким бы профессиональным, авторитетным, опытным, известным или, в конце концов, просто дорогим не был консультант по вопросам имиджа и стиля, если вы не вкладывает в проектируемый образ самого себя, то самого себя в этот образ вкладывает стилист, поскольку, как уже говорилось, сделать красиво, есть много способов, если основываться только на внешности. И велика вероятность, что новый образ окажется чуждой маской. Которую вы, конечно же, снимете, как только закончится бал, и погаснут свечи.

Потому что в этом замечательном образе вам может оказаться крайне неудобно просто жить – ходить каждый день на работу, гулять в парке с детьми, встречаться с друзьями… И неудобным это окажется не потому, что вещи плохие, а потому, что они для вас так и останутся чужими. И как только на них появятся первые катышки, вы, со смесью разочарования и облегчения, отдадите их «Армии спасения», а сами вернетесь к привычному для себя прежнему образу.

 Сейчас вроде бы много говорят и пишут о том, что внешний вид влияет на то впечатление, которое вы производите на человека. Пишут о том, как важно приходить на работу в деловом, а на коктейль — в праздничном, что юбка до колена характеризует вас как деловую даму, а глубокое декольте — как сексуальную. Только авторы подобных описаний ограничивают производимое одеждой впечатление довольно узким набором штампов — деловая-неделовая, сексуальная-несексуальная, оставаясь в той же

двухмерной парадигме противопоставления. А на самом деле ваш внешний облик всегда несет в себе гораздо больше информации, которую окружающие «считывают» моментально. Роль играет все: во что вы одеты, как вы себя несете, нюансы цвета, ткани, форма прически и так далее. Сливаясь воедино, эти компоненты образа дают некую законченную картину (всегда!), которая иногда бывает столь сильна, что ее не под силу опровергнуть даже словами и поступками.

А чтобы стало понятно, что мы имеем ввиду, приведем пример: если вы подстрижены на манер Клеопатры и одеты в темный костюм жесткого кроя, то просить помощи и жаловаться на жизнь практически бесполезно. Вам все равно не поверят — настолько о разном говорят ваши слова и внешний вид. Дело в том, что образ «Клеопатры» состоит из следующих «компонентов»: высокого цветового контраста (антрицитово-черный плюс ослепительно белый), угОльной формы (гладкое четкое каре плюс острые лацканы костюма) и гладкой фактуры ткани (чаще всего это гладкая костюмная ткань или атлас). Соединяясь, эти компоненты создают впечатление решительности, строгости, жесткости — то есть впечатление женщины, не склонной к сантиментам, знающей, что она хочет и как этого добиться. Какая уж тут посторонняя помощь!

А ведь «под Клеопатру» может быть очень «красиво». О том, что именно эта «чужая красота» усложняет жизнь – никто даже не подозревает. Не говоря уже о том, что привычка российских женщин надевать «все лучшее сразу» тоже может сыграть злую шутку. Дело в том, что чрезмерно яркие образы (яркий макияж, броская бижутерия на всех частях тела, кричащая одежда) нередко вызывают в окружающих не восхищение, а агрессию. А если еще ваша собственная внешность не особенно располагает к экспериментам с «Клеопатрой»… одним словом, реализация планов может пойти по неожиданному сценарию. И человек продумывает свои слова и поступки, а одевается, исходя из сиюминутного настроения или очень общих понятий «деловая-неделовая». А в результате производит совсем не то впечатление, на которое рассчитывал, а потом мучительно ищет, где ошибся. И пропускает гардероб— не видя прямой связи. Так можно полжизни провести в борьбе, не понимая ее истоков. И таких примеров — когда вы хотите одного, а ваша одежда и все, что с ней связано, транслирует другое — можно привести множество. К сожалению, большинство из них почерпнуто из жизненного опыта наших клиентов.

Потому что, формируя внешний образ, даже профессионалы не задумываются о том, какую именно работу совершает одежда. Очень любопытно, что мы отводим одежде ту поверхностную роль, которую она формально играет – роль фасада, «упаковки», внешней презентации.

Но, какую бы роль мы одежде не отводили, у нее есть своя: внешний образ – это посланник бессознательного.

Код одежды, – цвет, фактура ткани, линии силуэта, символы рисунка – воздействует на самые древние отделы мозга, которые достались нам еще от рептилий. Поэтому и реагируем мы на одежду совершенно рефлекторно – на красный цвет выбрасываем адреналин, в мягкой фактуре расслабляемся, от острых углов отодвигаемся. Эти действия совершаются непроизвольно, пока мы заняты очень интересным разговором.

А теперь представьте, как много посланий закодировано в ту комбинацию цветов, фактур и углов, которую мы называем одеждой и надеваем каждый день! И все это сочетается с нашей походкой, мимикой, эмоциональной энергетикой. И мы при этом еще и что-то говорим! Сознание (это лобные доли мозга) не способно обработать столько информации сразу, поэтому обычно занято логикой, оставляя подсознанию (это древние отделы мозга) сложную работу объединения всего вышеперечисленного в некий цельный образ. В дальнейшем это бессознательное знание называется интуицией.

Так что по одежке не только встречают. По ней общаются, договариваются и провожают. После того, как первое впечатление произведено, одежда уходит в фон, в контекст ситуации, и оттуда начинает вас поддерживать и вам помогать, если подобрана правильно, или же противоречить и опровергать, если вы с ней ошиблись.

Но и это еще не все. Очень любопытно, что специалистами (и психологами, и стилистами) совершенно игнорируется тот факт, что одежда напрямую, безо всяких посредников, адресуется к очень глубоким слоям нашей собственной личности. Странно, что такой, казалось бы, очевидный факт, ранее никто не акцентировал.

А это знакомо каждому из нас, потому что у каждого есть любимые вещи, с которыми мы не можем расстаться, и носим их годами, буквально до дыр, и если нас попросят объяснить эту привязанность, мы вряд ли сможем сказать что-то членораздельное, кроме простого «нравится» или «удобно». У каждого из нас есть такая же иррациональная привязанность к определенным предметам гардеробы: кто-то без ума от шарфиков, кто-то на последние деньги скупает разную обувь, кому-то жизненно необходимы сумки на все случаи жизни. Не говоря уже о том, что многие всю жизнь проводят в джинсах.

На наших тренингах мы исследуем эти привязанности (иногда сами хозяева вещичек осознают эти предпочтения впервые), и большинство таких «фенечек», конечно, носит глубоко личный характер. Просто каждый период нашей жизни сопровождается определенными вещами, с которыми оказывается сцеплено наше ощущение себя, мира и себя в мире. Говоря профессиональным языком – вещи являются мощными якорями не для отдельных эмоций, а для всего комплекса самоидентичности. И, надевая определенную вещь, мы становимся немножко теми людьми, которыми были тогда.

И если анализировать самое массовое явление, – джинсы, – то у большинства привязанность к ним связана, безусловно, с юностью. Когда ты еще совершенно свободен, и можешь легко оказаться сегодня вечером в другом районе, городе, стране. Когда всю жизнь можно уложить в легкий рюкзачок. Когда еще все впереди, и мир кажется прекрасным и удивительным. Когда еще сильна безоглядная подростковая романтика. Когда самое главное в жизни – это друзья, приключения, дорога. После 30, уже осажденные обязательствами, привязанностями, выбранной жизнью, мы с некоторой грустью провожаем эти вольные годы, но джинсы остаются с нами, и надевая их, мы становимся немножко прежними мальчишками и девчонками, попирающими все статусно-социальные условности, еще только выбирающими свой путь.

И тем людям, для которых взросление не несет никакой новой свободы, - свободы созидать свой собственный мир, - а только вяжет по рукам и ногам долгами и ограничениями – им труднее «вылезти из джинсов». Разумеется, все это практически ни один человек не осознает, и отделывается от советов переодеть джинсы предлогами «удобно», «надел и пошел», «ко всему подходит». И как только с помощью психолога будет разорвана подсознательная связь, которую мы подробно описали выше, то стилисту будет проще переодеть человека тоже «удобно» и в «надел и пошел», но уже стильно — например, в свободные брюки из мягкой ткани и мокасины.

Одежда – одно из немногих изобретений человечества, дошедшее до нас в практически первозданном виде. Она адресована очень архаичным, базовым потребностям каждого человека. Это потребность в защите от внешнего мира – от холода, от ранений, от взглядов других людей. Это потребность обрести силу и победить – очаровывая и обманывая (женское поле) или пугая и подчеркивая свой статус (мужское поле). Это потребность утвердить свое индивидуальное «Я», обозначить свою единственность и неповторимость. Это потребность в единении с членами своего клана, племени, круга. Даже в этом кратком перечне уже видно, что эти потребности могут противоречить друг другу – например, потребность в единении и в самоутверждении.

Именно поэтому мы зачастую мечемся между рабочей униформой, которая наводит тоску, и безумными кофточками, в которых нельзя показаться нигде, кроме примерочной магазина. Именно поэтому нам так часто «нечего надеть» - а это всего лишь означает, что нет того костюмчика, который хорошо было бы надеть именно на этот случай, на эту погоду и на это настроение – и хорошо бы при всем этом остаться в нем самой собой.

И именно поэтому наше внутренние конфликты так часто находят свое отражение в одежде. Обычно в такой «гражданской войне» одна наша часть вполне осознанна и легальна, а вторая действует в лучших традициях героев сопротивления.

Например, успешная и самодостаточная девушка, признающая и любящая свою независимость, выбирает деловую одежду, зная, что это одежда сдержанной цветовой гаммы, прямого силуэта и т.д. При этом ее инфантильные желания, непризнанные и изгоняемые, безошибочно выбирают в магазинном многообразии одежду, дающую впечатление детскости и наивности. Тем более, что найти такие артефакты несложно — надо лишь питать слабость к рукавам-фонарикам, рисунку в мелкий цветочек или горошек, оборочкам и силуэтам бэби долл. А поскольку «цензура» работает, то выбираются не «честные» наряды барби (розовые и карамельно-пастельные), а «строгие» черно-белые. И сознательная часть уверена, что все в порядке — ну как же, раз черно-белое, значит, все видят меня взрослую и серьезную. К сожалению, нет. Наша воображаемая героиня транслирует миру детскую беззащитность и наивность. И, услышав от незнакомого консьержа «Девочка, ты куда?», скорее, всего, впадет в очень неприятный шок.

Другой распространенный казус — сексуальная атрибутика, надетая «среди бела дня». Не отдавая себе отчета в своей сексуальной энергетике, интеллигентная и сдержанная женщина выбирает (так же неосознанно!) те сочетания цветов и аксессуары, которые транслируют страстность и порочность. Конечно же, гольфы черной сеточкой попадаются под руку совершенно случайно, в спешке и «ну их же почти не видно!». И растерянность и удивление дамы, столкнувшейся с мужской реакцией на это «приглашение», совершенно искренние.

На самом деле, именно люди, увидевшие нас впервые, – новые знакомые, попутчики по автобусу, продавцы, консьержи, - могут нас столкнуть с тем неосознанным посланием, которое транслирует наш внешний образ. Так что, если быть внимательным к реакциям посторонних людей, особенно к тем, которые нам не нравятся, то можно много нового узнать о тех наших потребностях, что скрываются в дремучих лесах нашего подсознания.

Наш внешний образ управляет не только окружающими – он управляет и нами, причем на том же бессознательном уровне. И, тем не менее: именно наша одежда становится тем бытием, в котором мы живем и действуем – час, два, день, каждый вечер, всю жизнь. Она влияет на наше бессознательное каждую секунду – удобством покроя, жесткостью пояса, прикосновением ткани, тяжестью часов или браслетов, теми цветами, которые мы видим. Тем ощущением себя, которое у нас со всем этим связано. Она влияет на нас через отношение людей, с которыми мы общаемся – через их взгляды, мимику, жесты, интонации.

Именно поэтому личностный рост можно (и нужно) поддерживать, если угодно, ростом имиджевым. Мы это чувствуем сами – когда меняется наша внешняя жизнь или наша внутренняя «концепция себя», нам хочется сменить и гардероб, и прическу. Внутренние перемены часто меняют мимику, жесты и походку. Точно также внешние перемены воздействуют на ваше самоощущение. Например, если вы всю жизнь ходили в обуви на плоской подошве, и «вдруг» сменили ее на каблуки, то осанка и шаг сменятся непроизвольно, в свою очередь, меняя ваше ощущение себя. Новые элементы внешнего образа могут очень эффективно поддерживать те внутренние перемены, которые еще не интегрированы.

Точно так же, как вещи неосознанно «якорят» какие-то переживания, они могут использоваться и для сознательной связки нужного внутреннего ощущения с определенными элементами гардероба. Например, взрослая женщина, имеющая опыт профессиональных и женских побед, тем не менее, иногда продолжает чувствовать себя Остапом Бендером, ведущим сеанс одновременной игры с лучшими шахматистами города Васюки. Поэтому, выбирая одежду, она осознанно акцентирует ассоциации со зрелостью, женской силой, компетентностью. И, идя на встречу, связанную с покорением новых высот, призывает этих «помощников» к себе. Уже надевая соответствующие вещи, она актуализирует свою уверенность. Сидя на теле, прямая юбка дает ей ощущение собранности, шелк блузки – свободу и естественность, тяжесть бус – женственность и оригинальность, удобные туфли на каблуке – значимость и взрослость (у каждого этот внутренний код вещей будет свой).

И, конечно, в ходе разговора, волнение может отбросить ее к старому паттерну, и она внутренне прижмет уши, ожидая, что вот-вот вскроется ее некомпетентность и в нее полетят шахматные фигуры. Но ее внешний образ при этом никак не меняется, и продолжает поддерживать в собеседнике ощущение сильного партнера, с которым стоит считаться. И сам собеседник своим отношением возвращает нашу героиню из ее подростковых страхов к новой реальности, где она уже состоялась.

Так что, одеваем мы не фигуру и не цветотип, и даже не для того, чтобы произвести впечатление – мы одеваем себя для своей жизни.

Поэтому мы и решили пойти другим путем (и предложили его нашим клиентам): попробовать сделать не просто «красиво», а создать цельный внешний образ, интегрирующий мир внутренний и внешний. Сделать свою внешность своим истинным продолжением и своим осознанным посланием миру. Ну да, для этого надо присмотреться к своей неповторимой сущности, осознать свои внутренние конфликты (хотя бы те, которые «отыгрываются» в одежде), признать свои жизненные цели и приоритеты, разобраться в том, кто вы, и что, собственно, хотите рассказать миру о себе – что, кому и зачем? Но это задача вполне посильная и полезная не только для того, чтобы сформировать удобный и эффективный гардероб.

А нам, как специалистам, пришлось в свою очередь, многому научиться. И, прежде всего, изменить свое отношение к той глубине, которая скрывается в такой тонкой прослойке между нашей обнаженностью – и внешним миром.

И мы очень благодарны тем нашим клиентам, кто отправился за нами в этот непривычный путь, и теперь мы очень рады тому, каких перемен они добились – и в формировании своего внешнего образа, и просто в своей жизни.

Перефразируя кого-то из великих — «Лишь грамотно совмещая духовное и материальное, можно совершить Восхождение».